Статьи: Права женщин

26/08/2014

Звериный оскал социального государства

Категория: Семья и работа

В 2014 г. юристы ЦСТП выявили серьезную проблему, возникающую у женщин-«чернобыльцев», при получении гарантированных законом пособий. Есть право на пособие, есть все необходимые документы, но добиться выплаты невозможно.

В марте 2014 г. в ЦСТП пришла Галина Л., которая рассказала, что не может добиться получения пособия по уходу за ребенком. Галина проживает в г. Железногорске Курской области, который является территорией зоны проживания с правом на отселение (в связи с аварией на Чернобыльской АЭС). Некоторое время Галина работала в г. Москве на производстве бетона, а после рождения в 2011 г. ребенка взяла отпуск и уехала домой.

Как лицу, проживающему на территории с особым статусом, Галине полагается пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет в двойном размере (п. 7 ч. 1 ст. 13 и п. 7 ч. 1 ст. 18 ФЗ «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»).

Однако с работодателем Галине не повезло. Руководство организации, в которой работала женщина, пособие не выплачивало и фактически прекратило какую-либо деятельность.

Ситуация «исчезновения» работодателя, когда организацию не ликвидируют в установленном порядке, а просто «бросают» на произвол судьбы, крайне распространена и неприятна в плане получения работницами такого работодателя детских пособий. Однако по общему правилу эта ситуация решаема, о чем мы неоднократно писали на нашем сайте .

Галине пришлось пройти не один круг бюрократического ада, но в конечном итоге, почти через два года со дня рождения ребенка, Фонд социального страхования согласился выплатить Галине пособие напрямую. Основанием для прямых выплат послужило то, что у работодателя Галины была выявлена задолженность на всех расчетных счетах. Галине казалось, что ее проблема решена и теперь она получит все пособие, гарантированное по закону.

Однако радость Галины оказалась преждевременной. В Фонде социального страхования ей пояснили, что выплатят пособие по уходу за ребенком, в том числе и его «чернобыльскую» часть, но только до достижения ребенком возраста 1,5 лет. За пособием по уходу за ребенком в возрасте от 1,5 до 3-х лет Галину отправили в Управление федерального казначейства по г. Москве. В Управлении, куда Галина явилась за пособием, ей пояснили, что выплата оставшейся части пособия невозможна, так как работодатель Галины не предоставил список работников, получающих «чернобыльское» пособие, и выписку из приказа о предоставлении Галине отпуска по уходу за ребенком. Галина попыталась направить работодателю письмо с требованием о предоставлении необходимых документов, жаловалась на руководство организации в контролирующие органы, но какого-либо эффекта это не принесло. Письмо вернулось Галине в связи с истечением срока хранения, а государственная инспекция труда в г. Москве ответила, что работодателя Галины они найти не могут.

Галина направляла обращения в Управление федерального казначейства по г. Москве, в Министерство труда и социальной защита РФ и даже в Администрацию Президента России, пытаясь объяснить чиновникам, что ее работодатель ведет себя недобросовестно, уклоняется от подачи документов и вовсе прекратил деятельность. Однако ответы приходили как под копирку: «Нет списка от работодателя?! Не будет и обещанного пособия!». Свои действия чиновники обосновывали «Правилами выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком в двойном размере до достижения ребенком возраста трех лет гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», которые утверждены Постановлением Правительства РФ от 16.07.2005 № 439. Этим документом не предусмотрено ситуации, в которой работодатель уклонялся бы от направления необходимых документов в Управление федерального казначейства.

При участии юристов ЦСТП Галина обратилась в Симоновский районный суд г. Москвы с иском к казначейству. Свои требования Галина обосновывала тем, что она не должна нести неблагоприятные последствия в плане получения социального обеспечения из-за неправомерных действий работодателя. Кроме того, ранее Галина судилась с работодателем, и суд установил, что Галина находится в отпуске по уходу за ребенком, а также признал верным размер причитающегося Галине пособия. Пособие за период до достижения ребенком возраста 1,5 лет Галине выплатил Фонд социального страхования, руководство которого также проверило и признало правильным ее расчеты. Таким образом, у Галины на руках имелись официальные подтверждения всем данным, необходимым казначейству для выплаты пособия. Но казначейство это не смутило. В суде представитель ведомства еще раз отметил, что списки с печатью работодателя имеют некое сакральное значение и их не заменят никакие другие подтверждающие документы, в том числе и судебные решения, ответы фонда социального страхования и т. п.

К сожалению, Симоновский районный суд г. Москвы в лице судьи В. А. Кулешова согласился с доводами представителя казначейства. В удовлетворении иска к казначейству Галине было отказано.

В настоящий момент юристы ЦСТП занимаются обжалованием указанного судебного решения, посмотрим, что скажут вышестоящие судебные инстанции. Попробуем предпринять еще какие-нибудь шаги для исправления ситуации. Однако нельзя не отметить, что проблема в получении пособия по уходу за ребенком «чернобыльцами» существует, и во многом из-за несоответствия действующих Правил выплаты пособия «чернобыльцам» реалиям современной жизни. Остается констатировать, что при «исчезновении» или просто неправомерных действиях со стороны своего работодателя «чернобыльцы» остаются без гарантированных государством пособий.

Продолжение истории:
Мосгорсуд взыскал «чернобыльские» детские пособия с государства


 При подготовке материала использовались средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 18.09.2013 № 348-рп и на основании конкурса, проведенного ООД "Гражданское достоинство"»