Аналитика

27/07/2015

Трудовые протесты в первой половине 2015 г.

Категория: Аналитика

В данном отчете представлены данные мониторинга трудовых протестов, который проводится в ЦСТП с января 2008 г.  Целью мониторинга является сбор, накопление и анализ данных о трудовых протестах в Российской Федерации. Протесты рассматриваются как наиболее очевидный индикатор конфликтности в трудовых отношениях, с помощью которого можно судить, насколько велика напряженность в отношениях между работниками и работодателями. Мониторинг трудовых протестов позволяет понять, как меняется уровень конфликтности, что вызывает эту напряженность и в каких формах она проявляется.

monitoring TP 1 large

Общее количество протестов.

В отчете данные о трудовых протестах в первой половине 2015 г будут представлены в сопоставлении с соответствующими данными за прошлые годы, т.е. в динамике.

Таблица 1

Общее и среднее количество трудовых протестов за 2008-2015 г

 

 

Общее число акций (в т.ч. за 6 мес.)

Интенсивность протестов (среднемесячное число акций, в т.ч. за 6 мес.)

Общее число стоп-акций (в т.ч. за 6 мес.)

Среднемесячное число стоп-акций (в т.ч. за 6 мес.)

Напряженность протестов (доля стоп-акций, в т.ч. за 6 мес.) (%)

2008

93 (36)

7,75 (6,0)

60 (23)

5,0 (3,8)

64,5 (63,9)

2009

272 (130)

22,7 (22,0)

106 (60)

8,8 (10,0)

38,9 (46,1)

2010

205 (102)

17,1 (17,0)

88 (44)

7,3 (7,3)

42,9 (43,1)

2011

262 (123)

21,8 (20,5)

91 (46)

7,6 (7,7)

34,7 (37,4)

2012

282 (147)

23,5 (24,5)

95 (54)

7,9 (9,0)

33,6 (33,3)

2013

277 (128)

23,1 (21,3)

102 (41)

8,5 (6,83)

36,8 (32,0)

2014

293 (130)

24,3 (21,7)

97 (46)

8,1 (7,7)

33,3 (35,4)

2015*

189

31,5

66

11

34,9

*Данные за 6 месяцев

2015 год стал рекордным за весь период наблюдения, т.е. за семь с половиной лет. За шесть месяцев текущего года зафиксировано 189 протестов, что на 45 % больше, чем в прошлом году, который был самым протестным до этого. Полугодовое значение 2015 г вдвое превышает годовое значение 2008 г. Это значительный рост, позволяющий говорить о скачке протестности в текущем году. Соответственно, показатель интенсивности протестов, определяемый как среднемесячное количество протестов за период, вырос до 31,5 протеста в месяц. Это означает, что на каждый рабочий день (116 рабочих дней в 2015 г) приходилось по 1,6 протеста, в прошлом году на каждый рабочий день приходилось по 1,1 протеста.

В 2015 г несколько изменилась месячная динамика протестов. На протяжении предыдущих семи лет наблюдалась следующая закономерность: в январе фиксировалось минимальное количество протестов, которое потом увеличивалось вплоть до апреля, когда фиксировался первый годовой максимум протестов (см рис. 1). Затем неизбежно следовал майский спад, и позже начиналось постепенное увеличение числа протестов до второго, как правило, октябрьского пика протестов, который потом сменялся предновогодним спадом в ноябре и декабре.

Рис.1 Динамика количества протестов и стоп-акций (2008-2015 гг.)

Pic 1 polgoda 2015

В 2015 г ситуация выглядит иначе. Весенний пик был достигнут в марте, причем это был абсолютный рекорд месяца – 40 протестов, такого большого количества протестных акций за месяц ранее не фиксировалось. Хотя отклонения от обычного количества протестов начались раньше. В 2014 г, после традиционного октябрьского пика протестов и традиционного снижения их количества в ноябре, в декабре возник всплеск протестности – 33 протеста, годовой максимум, который превысил традиционные апрельский и октябрьский пики. В последовавшем за ним январе, число протестов снизилось, до 22 акций, но это самый высокий показатель для января, который на 50% превысил предыдущий максимум для этого месяца. Затем последовали рекордные февраль и март. Можно сказать, что волна протестной активности сформировалась в декабре 2014 г и продолжалась до марта 2015 г, а затем пошла на убыль. В апреле количество протестов уменьшилось до 33, хотя если сравнивать с предыдущими годами, это тоже очень высокий показатель. В мае произошел традиционный спад протестности и динамика протестов нормализовалась, так как в июне количество акций ожидаемо увеличилось. Правда июньский показатель числа протестов значительно превышает показатели прошлых лет для этого месяца.

Месячная динамика в 2015 г оказалась смещенной. Традиционное ралли первой половины года (нарастание показателя в течение нескольких месяцев) началось не в январе, а в декабре прошлого года. Формальный спад протестности в январе, объясняемый длинными праздниками, вряд ли стоит считать реальным спадом, так как количество акций, приходящихся на рабочие дни в этом месяце, т.е. показатель интенсивности, не уступает интенсивности протестов в пиковые месяцы.

Рост числа протестов, безусловно, отразил кризисные явления в российской экономике. Их нарастание было заметно и в 2014 г, и в 2015 г они проявились в полной мере. Рост числа безработных, снижение зарплат и доходов стали очевидными фактами. Соответственно, это вызвало рост социальной напряженности, который неизбежно трансформировался в увеличение уровня протестности. Резкий рост числа протестов, на 50%, свидетельствует о скачке социальной напряженности. На рис. 2 можно увидеть, насколько количество протестов превышает уровень прошлого года и предыдущих лет.

Рис. 2. Месячная динамика количества протестов нарастающим итогом

Pic 2 polgoda 2015

В 2014 г. такое количество протестов было достигнуто только во второй половине августа, а в предыдущие годы и того позже – в сентябре или октябре. Все это позволяет сделать вывод о том, что увеличение числа протестных акций стало не результатом какого-то разового «всплеска», а почти постоянного превышения средних показателей на протяжении всего полугодия текущего года. Период, характеризующийся значительным ростом, начался в декабре прошлого года и продолжался до июня. В перспективе, скорее всего, он не снизится. Весьма вероятно, что с июля начнется новое нарастание, которое завершится осенним (сентябрьским или октябрьским) пиком, как это было в предыдущие годы.

За шесть месяцев 2015 г было зафиксировано 66 стоп-акций, в ходе которых полностью или частично останавливалась либо замедлялась работа. Это максимальный показатель за мониторинговый период, немного меньше было только в 2009 г (60 стоп-акций за шесть месяцев). По сравнению с прошлым годом число подобных акций увеличилось на 46%, т.е. почти в полтора раза. В среднем в первом полугодии происходило по 11 стоп-акций, это тоже самый высокий показатель. А вот показатель напряженности протестов, вычисляемый как отношение числа стоп-акций к их общему количеству за определенный период, остался на прежнем уровне и равен 35% (см. рис. 3).

Рис. 3. Доля стоп-акций в общем количестве трудовых протестов (%)

Pic 3 polgoda 2015

Это означает, что чуть более трети всех протестных акций происходит с остановками, либо с замедлением работы. В предыдущие годы была замечена следующая динамика этого показателя: он повышался при уменьшении общего количества протестов и понижался при увеличении числа протестов. Это говорит о том, что количество радикальных трудовых протестов, к которым, безусловно, относятся стоп-акции, остается довольно стабильным. Можно было ожидать, что увеличение общего числа протестов приведет к уменьшению доли стоп-акций в общем количестве протестов, но этого не произошло – рост числа протестов сопровождался ростом числа стоп-акций и остался на прежнем уровне. Это еще одно подтверждение того, что уровень протестности не просто возрос, он вышел на количественно новый уровень, уровень протестности возрос в полтора раза. Причем это подтверждается наблюдениями за несколько месяцев, с декабря 2014 по июнь 2015.

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Важнейшим параметром мониторинга является территориальная распространенность протестов по стране. Традиционно рассматривалось распространение протестов по Федеральным округам и регионам страны. С 2015 г стал учитываться еще один параметр – размер населенного пункта, в котором возникает протест. С помощью этого параметра будет оцениваться распределение акций по критерию «центр – периферия». Кроме того, в связи с увеличением числа межрегиональных протестных акций введен еще один индикатор, позволяющий оценивать их масштаб – количество регионов, в которых проходят межрегиональные акции. Данные о распределении трудовых протестов по Федеральным округам приведены на рис. 4.

В первом полугодии 2015 г выделились три округа, на долю которых приходится наибольшее количество протестов – Центральный (17%), Северо-Западный (16%) и Сибирский (16%). В этих трех регионах состоялась половина всех протестов, которые были в стране за шесть месяцев текущего года. Причем увеличение числа протестов по сравнению с 2014 г произошло только в Северо-Западном округе. В Центральном округе доля протестов она осталась неизменной, а в Сибирском даже снизилась с 21% в 2014 г до 16% в первом полугодии 2015 г. Во второй тройке округов доля протестов от общего количества то несколько ниже: 12% в Дальневосточном, в Уральском и Приволжском по 11%. Здесь тоже динамика разнонаправленная – в Дальневосточном и Уральском округах количество протестов увеличилось, а в Приволжском довольно ощутимо снизилось с 18% в 2014 г до 11% в первом полугодии 2015 г.

Рис. 4. Распределение трудовых протестов по Федеральным округам России 2011 – 2015* гг (% от общего числа)

Pic 4 polgoda 2015
*Примечание: в 2015 г. данные приводятся за 6 месяцев

Традиционно малопротестными остаются Южный и Северо-Кавказский округа – 7 и 3% соответственно, причем существенных изменений в доле здесь не произошло. Неоднозначная ситуация складывается в Крымском федеральном округе. На его долю приходится всего 3% от общего числа протестов (5 случаев). Однако это не только самый новый из всех федеральных округов, но и самый малочисленный (1,5% от общей численности населения). Но количество протестов там такое же, как в находящемся неподалеку от него Северо-Кавказском округе, где проживает 6,6% населения страны. Разумеется, необходимо принимать в расчет, что в Крыму крайне непростая социально-экономическая ситуация. Но в любом случае фиксируемый уровеньтрудовой протестности показывает, что здесь особенная ситуация и количество протестов нельзя рассматривать, как однозначно низкое.

Существенно уменьшилась дифференциация округов по уровню протестов. Фактически, образовались три уровня протестности в округах – высокий, средний и низкий. Правда такая структура вряд ли может считаться устойчивой – к концу года ситуация может измениться. Да и отличия высокопротестных округов от среднепротестных не очень велики. Хотя в Центральном и Северо-Западном количество акций чаще других оказывалось максимальным.

Особо необходимо отметить две важных позиции – это протесты за рубежом и межрегиональные акции протеста. В первом случае речь идет о российских работниках, которые организуют акции протеста находясь за границей, в качестве примера можно привести моряков судов российских компаний, стоящих в иностранных портах. В другом случае это могут быть протесты иностранных работников, нанятых российскими работодателями в других государствах, например, персонал российских военных баз за границей. За шесть месяцев 205 г было зафиксировано две зарубежные акции и обе проводились экипажами российских судов, принадлежащих российским судовладельцам.

Межрегиональные акции стали фиксироваться два года назад, однако их учет не может сводиться только к регистрации единичных случаев. Межрегиональные акции это нечто большее, чем обычный протест. Они не могут быть стихийными, у них всегда есть какой-то организационный центр, который вырабатывает требования, согласует время, форму акции и т.п. В рамках межрегиональной акции одновременно проходит несколько протестов в разных городах, как это сделали, например, в мае 2015, когда профсоюзы «Учитель» и «Университетская солидарность» провели единую акцию против увольнений и сокращений в учебных заведениях.

Межрегиональная акция «За право учиться и право учить!» прошла в конце мая в 20 городах страны. Акцию проводили профсоюзы «Учитель» и «Университетская солидарность», при поддержке учащихся и родителей. Основные требования акции:

- пересмотреть Федеральный закон «Об образовании» на основе широкой и свободной общественной дискуссии;
- прекратить коммерциализацию всех видов бесплатного образования;
- индексировать зарплаты по реальной инфляции за 2014 год и в 2015 году;
- прекратить сокращения педагогов, научных сотрудников, воспитателей, а также логопедов, психологов, библиотекарей и социальных работников, работников учебно-методического и учебно-вспомогательного персонала;
- снять препятствия для развития демократических начал в управлении образовательными организациями, в частности, вернуться к выборности ректоров во всех учреждениях высшего образования;
- прекратить практику бездумного слияния и ликвидации образовательных организаций;
- отказаться от идеи повышения пенсионного возраста, устранить искусственные препятствия в получении досрочной пенсии педагогами.
29 мая, когда члены Первичной профсоюзной организации МПРО "Учитель" г. Братска образовательной организации МБДОУ "ДСОВ №117" на профсоюзном собрании приняли единогласно резолюцию о поддержке требований Межрегиональной акции в защиту образования и педагогов "За право учиться и возможность учить".
Резолюцией поддержали всероссийскую акцию и члены независимого профсоюза работников образования г. Череповца в Вологодской области. Ранее, 26 апреля в Череповце прошел митинг протеста против нарушения прав педагогов и обучающихся, собравший 2,5 тысячи участников.
В тот же день серию одиночных пикетов в Новосибирске провели активисты Межрегионального профсоюза «Учитель».
В Волгоградской области педагоги и родители сделали главной темой акции нетерпимую ситуацию, сложившуюся в сфере дошкольного образования. Имеет место не только нехватка мест, но также непомерное повышение родительской платы наряду с отменой льгот для незащищенных семей и периодическими сборами денег на «хозяйственные нужды». Происходят сокращения работников детских садах, что снижает качество образования и ставит под угрозу жизнь и здоровье детей.
Пикеты прошли в Волгограде и поселке Береславка Калачевского района.
На акцию в областном центре протеста вышли 25 человек. Люди стояли с плакатами: «Лжедепутаты, сдайте мандаты», «Депутаты слуги народа, а не хозяева жизни», «Прекратите эксперименты над детьми и педагогами», «Сказали, нет денег на ремонт детских садов – скажу нет партии «Единая Россия» на выборах», «Плату за дет сад – не более 2000 рублей», «Верните воспитателям прежний график работы», и др.
По данным института «Коллективное действие», http://www.ikd.ru/node/19470 .

В приведенном примере видно, что протестующие использовали разнообразные формы для выражения своего протеста: от собраний и одиночных пикетов до массовых митингов. Вряд ли стоит учитывать все такие протесты как отдельные, так как это резко увеличит месячный показатель протестов. Но и считать межрегиональную акцию как единичную, приравнивая ее, например, к стихийной забастовке нескольких работников, вряд ли стоит. Поэтому в дальнейшем межрегиональные акции будут учитываться как особый вид протестов, с указанием количества регионов, в которых такие акции проводятся.

В первом полугодии 2015 г было зафиксировано 5 межрегиональных акций, с охватом от 3 до 20 регионов. Всего в рамках различных межрегиональных акций протесты прошли в 43 регионах.
Для более полного понимания, насколько протесты распространены по стране рассчитываются два индекса – территориальной распространенности протестов и протестной нагрузке на регион. Распространенность протестов показывает, какова доля регионов, где был зафиксирован хотя бы один протест. Протестная нагрузка на регион позволяет оценить сколько протестов приходится на регионгде проходили протесты. Смысл этих показателей можно понять с помощью следующей аналогии: распространенность показывает, как протесты «намазаны» на площади, а протестная нагрузка говорит о толщине «намазанного слоя». Индексы рассчитывают по стране в целом и по федеральным округам .
В таблице 2 приведены данные о распространенности протестов и протестной нагрузке за 2008-2015 гг.

Таблица 2

Данные о территориальной распространенности и средней протестной нагрузке на один регион за 2008-2013 гг. в целом и по федеральным округам*

 

 

2008 (за 6 мес.)

2009 (за 6 мес.)

2010 (за 6 мес.)

2011 (за 6 мес.)

2012 (за 6 мес.)

2013 (за 6 мес.)

2014 (за 6 мес.)

2015**

Распространенность трудовых протестов

0,48 (0,24)

0,67 (0,51)

0,72 (0,53)

0,72 (0,58)

0,73 (0,6)

0,69 (0,5)

0,73 (0,55)

0,64

Протестная нагрузка на один регион

2,3 (1,62)

4,9 (3,09)

3,4 (2,36)

4,3 (2,6)

4,3 (2,92)

4,9 (2,7)

4,7 (2,8)

3,5

*Примечание: при подсчете этих показателей не учитывались межрегиональные и зарубежные протесты

**Примечание: данные за 6 месяцев

Индекс распространенности за первые шесть месяцев 2015 г имеет максимальное значение. В некоторых случаях он близок к годовым значениям за прошедшие годы. Это говорит о том, что распространенность трудовых протестов в текущем году увеличилась. Только в одной трети регионов страны не возникло трудовых протестов, хотя в предыдущие годы этот показатель чаще всего был близок к 50%. То же самое можно сказать и о протестной нагрузке. В первом полугодии 2015 г она составила 3,5 на регион, в котором фиксировались протесты. Это даже больше, чем некоторые годовые значения этого показателя (2008 и 2010 гг). Если индекс распространенности возрос по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 16%, то протестная нагрузка на регион выросла на 25%. Иными словами, если возвращаться к аналогии «намазывания» и «толщины слоя», то в первом полугодии протесты «намазаны» на большей площади и более «толстым слоем», чем в предыдущие годы. Таким образом, увеличение числа протестов сопровождалось их территориальной экспансией. Речь идет не о том, что протесты концентрируются в каком-то одном месте, а о пространственном распространении протестных практик. При этом надо учитывать существование межрегиональных протестов, о которых говорилось выше, и которые, безусловно, способны увеличивать и эффект распространенности, и протестную нагрузку на регион.

Еще одним аспектом территориальной распространенности протестов является их локализация в различных типах городов и поселений. На ранней стадии мониторинга неоднократно фиксировался факт концентрации протестов в центральных регионах и городах и это объяснялось тем, что работники проявляли активность тогда, когда существует близость к центрам, способным повлиять на ситуацию – к руководству компаний и партий, к влиятельным СМИ, политическим и административным центрам, словом, к местам, из которых можно «достучаться до небес». Однако в последние годы ситуация стала меняться и наметился отток протестов из центра, хотя они и не ушли оттуда совсем. Поэтому с 2015 г. стал отслеживаться индикатор, показывающий место населенного пункта, в системе административно-территориального деления. Данные о том, в каких населенных пунктах возникают протесты приведены на рис. 5.

Рисунок 5. Распределение протестов по типам населенных пунктов в 2015 г. (% от общего числа протестов)*.

Pic 5 polgoda 2015
*Примечание: данные за 6 месяцев

Как видно из диаграммы большая часть протестов (42%) проходит в региональных центрах – столицах республик, краев, областей. Четверть всех протестных акций локализуется в малых и средних городах, в так называемой провинции. На долю мегаполисов приходится 16%, и чуть меньше (12%) приходится на долю мелких поселений, сел, поселков. Таким образом, в целом у протестов не «столичное лицо», а скорее «провинциальное». Хотя зависимость частоты протестов от близости к центрам принятия политических и экономических решений тоже не следует сбрасывать со счетов. Региональные власти обладают немалым влиянием и могут, если не напрямую, то косвенно воздействовать на собственников и работодателей, через правоохранительные и регулирующие органы. Поэтому можно предположить, что в региональных центрах работники чаще решаются на протест, ведь там легче быть услышанным. Хотя нельзя объяснять все только этим. Безусловно, немалую роль играет то, что региональные столицы одновременно являются крупными индустриальными центрами, местами, где расположены крупные бюджетные учреждения, где трудятся наиболее квалифицированные и организованные работники. Нельзя забывать и о том, что на больших предприятиях и в больших бюджетных учреждениях традиционно присутствуют профсоюзы, которых нет на средних и мелких предприятиях, расположенных в небольших городах и поселках.

Но ситуация выглядит еще более разнородной, если рассматривать распределение протестов в городах разного типа по федеральным округам. Здесь можно выделить три варианта распределения. Первый – связан с наличием мегаполисов Москвы и Санкт-Петербурга в Центральном и Северо-Западном округах. На долю этих двух городов приходится почти половина всех протестов региона – в Москве проходит 48% всех акций Центрального округа, а в Санкт-Петербурге 49% всех протестов Северо-Западном округа. Протесты в мегаполисах обеспечивают их лидерство в протестном движении. Без них эти округа выглядели бы не столь значительно на карте протестов. При этом нельзя забывать, что эти мегаполисы еще и являются центрами своих регионов.

Для большинства округов, где нет мегаполисов, ситуация мало чем отличается от средней – большая часть протестов проходит в региональном центре, а меньшее количество на периферии этих регионов. В одних случаях доли центра и периферии отличаются незначительно (Сибирский округ – 40% протестов проходит региональных центрах, 33% в других городах региона, 23% в сельской местности), в других различий больше (Дальневосточный округ – 50% в центральных городах, 23% в периферийных, 27% в сельской местности). Похожая картина и в других округах, за исключением Приволжского округа, где количество протестов, проходящих в региональных центрах и в периферийных городах одинаково – по 48% и всего 4 % протестов приходится на сельскую местность.

Как показывает первый опыт, введение нового параметра в мониторинг, оказалось оправданным. Полученная информация позволяет оценить распределение протестов по городам различной величины. Однако, для более точного понимания необходимо накапливать информацию по этому параметру и изучать динамику показателя.

ОТРАСЛЕВАЯ РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Распределение протестов по отраслям экономики традиционный параметр мониторинга. Данные об этом приведены на рис.6.

Рисунок 6. Распределение трудовых протестов по отраслям в 2011-2015 гг (% от общего количества протестов)

Pic 6 polgoda 2015

Главными изменениями в отраслевой структуре протестов первого полугодия 2015 г. стало увеличение количество протестов на транспорте (28%) и в строительстве (10%). У транспортников самыми активными остаются водители и работники городского транспорта – те, кто работает на автобусах, на электротранспорте, водят маршрутные такси. На их долю приходится половина всех протестов на транспорте. Вообще, городские транспортники активно протестуют уже на протяжении трех лет. Причем причины их протестов примерно одни и те же. Для водителей автобусов и троллейбусов это задержки зарплаты, а для маршрутчиков это низкие тарифы и переделка рынков перевозок на городском уровне.

В Иркутске водители ряда коммерческих автобусов в Иркутске отказались перевозить пассажиров из-за низкой платы за проезд, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на источник в пресс-службе мэрии города. По его словам, владельцы коммерческого транспорта не предупреждали мэрию о забастовке. Комитет городского обустройства Иркутска сейчас уточняет число ИП, прекративших перевозку пассажиров. Как пояснил источник, поводом для забастовки водителей маршруток стал мартовский отказ Службы по тарифам Иркутской области увеличить стоимость проезда, которая является самой низкой в стране (12 руб.). Водители предлагали поднять тариф до 18 руб., но не смогли обосновать свое требование.
http://www.gazeta.ru/auto/news/2015/04/02/n_7072589.shtml
Водители 500 маршрутных такси Иркутска не вышли на работу 2 апреля. Они устроили забастовку после отказа региональных властей повысить тарифы на проезд. А в Чите около 400 водителей маршруток, которые бастуют второй день, отправили коллективное обращение президенту Владимиру Путину.
http://auto.newsru.com/article/02apr2015/zabastovki

Другая активная категория транспортников - это авиадиспетчеры и пилоты. Большинство их акций связаны с борьбой за права своих профсоюзов и членов. Например, авиадиспетчеры борются за своих коллег, которых администрация пытается уволить или незаслуженно наказать.

5 февраля в Ростове-на-Дону состоялся митинг в поддержку авиадиспетчеров Светланы Кривсун, Романа Дунаева и Александра Круглова, арестованных после прошлогодней катастрофы в аэропорту «Внуково». По оценке организаторов, участие в акции протеста приняли более 150 человек.
http://www.solidarnost.org/news/Aviadispetchery_provodyat_mitingi_po_vsey_Rossii_.html

Промышленность по-прежнему остается главным источником протестов (33%), но ее доля постепенно сокращается. Главным источником напряженности в промышленности остается машиностроение – 64% всех протестов в промышленности возникли на машиностроительных предприятиях. Так было и в предыдущие годы, хотя доля машиностроения среди всех отраслей промышленности была вдвое меньше.

В первом полугодии 2015 г. выросло количество протестов в строительстве. В 2014 г на долю строительства приходилось всего 4%, теперь же протесты увеличились до 10%. Это самое большое изменение в отраслевой структуре, в остальных  изменения были не столь значительными.

В последние годы наблюдения рамках мониторинга показывали, что возростала доля трудовых протестов в бюджетных сферах. Однако в первом полугодии 2015 г роста протестности в бюджетных отраслях не видно. Хотя профсоюзы медиков и преподавателей в этот период провели несколько масштабных межрегиональных акций, которые проходили в десятках регионов. Поэтому оценивать долю бюджетных профсоюзов в общем количестве протестов необходимо с учетом того, что межрегиональные протесты проходили именно в этих отраслях.

В целом, оценивая отраслевую динамику протестов, следует отметить, что существенных изменений здесь не произошло. Плавно снижается доля индустриальных протестов и постепенно увеличивается доля протестов на транспорте. В некоторых отраслях наблюдается всплеск протестов, но насколько этот всплеск случаен и приведет ли он там к стабильному росту, пока не ясно.

Наконец, надо учитывать, что в некоторых отраслях появились массовые межрегиональные акции, которые следует учитывать особо, беря в расчет масштабы этих акций.

ПРИЧИНЫ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Причины протестов являются одним из наиболее значимых индикаторов мониторинга. Что заставляет людей протестовать? Это ключевой вопрос для понимания тех дисфункций, которые порождают социальную напряженность в социально-трудовой сфере. Причины протестов необходимо тщательно выявлять и анализировать потому что протест имеет особое значение в современной социальной жизни. Протест не может быть привычным, протест – это вызов социальной структуре, нарушающий течение обычной жизни. Решиться на протест всегда непросто, это означает переступить через страх нарушения привычных правил, обозначить свою готовность участвовать в конфликте. Трудовой протест в современной России это особое явление, это конфликт, в котором работники чаще всего ощущают себя слабой стороной, противостоящей работодателю, с его властью (экономической, организационной, административной и даже политической), а порой и непосредственно с государственной властью, в тех случаях, когда она выступает в роли работодателя.

Причины, толкающие людей на протест, неоднородны и неоднозначны. Одно дело, когда называется «задержка заработной платы» - это простая и понятная причина. Другое, когда протест вызывает целый комплекс действий работодателя, ухудшающих положение работников, иногда даже косвенно, как это бывает в случае реорганизации предприятия, выведения работников в аутсорсинг и т. п. В таких случаях мы используем более общую формулировку: «политика руководства».

Данные о причинах трудовых протестов приведены на рис. 7.

Главной причиной трудовых протестов в первом полугодии 2015 г., как и раньше, остаются невыплаты зарплаты. Среди всех протестов 42% связаны именно с этой причиной. Причем доля невыплат, как основания для протеста продолжает расти. На протяжении целого ряда лет доля неплатежей снижалась, но в 2013 г. опять начала расти и сейчас опять приближается к максимальному значению, которое наблюдалось в 2008 г. (57%). Значимость этой причины обусловлена тем, что невыплаты и задержки зарплаты – это серьезное нарушение закона и принципов демократической рыночной экономики. Здесь нарушается и основополагающий принцип оплаты по труду, и добровольности труда.

Рисунок 7. Причины трудовых протестов 2011-2015* гг (% от общего количества протестов)**

Pic 7-polgoda 2015
Примечания: * Данные за шесть месяцев 2015 г
** так как в рамках одного протеста могло быть несколько причин, то сумма всех причин превышает 100%

Уменьшение доли этой причины протестов ранее нами рассматривалось как уменьшение нерыночных тенденций, как признак движения в сторону современной рыночной экономики. Но, теперь можно утверждать, что тенденция переломилась и доля неплатежей уверенно нарастает, нормализация трудовых отношений не состоялась. Об этом же свидетельствуют данные о средней задолженности и среднем сроке задержки зарплаты . Эти данные приведены в табл. 3 и необходимо отметить, что доля сообщений, в которых указывается размер задолженности и ее срок, значительно вырос по сравнению с прошлым годом и средние данные можно считать более достоверными, чем ранее. Средний размер задолженности по зарплате составил 68 млн руб. Это намного больше, чем в 2014 г. и во многом объясняется наличием нескольких случаев, когда задолженность принимала просто астрономический характер.

Футбольный матч «Ростова» с «Уфой», запланированный на 9 апреля, может не состояться из-за забастовки персонала клуба «Ростов». Сотрудники заявили, что готовы начать протестную акцию из-за долгов по зарплате. На конец февраля общая задолженность клуба перед своими сотрудниками и разного рода организациями составляла 711,5 млн рублей.
http://www.solidarnost.org/news/Sotrudniki_futbol_nogo_kluba__Rostov__prigrozili_zabastovkoy.html

Разумеется, что в большинстве случаев долги по зарплате не столь огромны, медианное значение задолженности составляет 11,9 млн руб., и в 75% случаев, когда была известна сумма невыплат она не превышала 33 млн. руб. Такое искажение средней величины объясняется только одним - гигантскими задолженностями. И речь идет не только о профессиональных спортсменах.

9 июня 2015 года состоялся пикет рабочих Челябинского тракторного завода. На нём присутствовало около 500 человек. Главным требованием пикетчиков была выплата заработной платы.
Задолженность по заработной плате как была, так и остается 300 млн рублей, и 4,5 млн рублей - по профсоюзным взносам.
По материалам газеты «Солидарность»

Такие данные позволяют предположить следующее: ситуация с задержками зарплаты ухудшилась не только из-за того, что они стали возникать чаще, но и потому, что размер задержанной платы вырос, порой до невероятных размеров.

 

Таблица 3

Данные о размере задолженности и сроках задержки зарплаты

(для протестов, где задержка зарплаты указывалась как одна из причин)

 

 

2012

2013

2014

2015*

Размер задолженности по зарплате

Доля случаев, когда есть информация о размере задолженности (%)

52

35

34

50

Средний размер задолженности (тыс. руб.)

22 850

54 758

31 678

68 826

Срок задолженности

Доля случаев, когда есть информация о сроке задолженности (%)

64

77

67

75

Средний срок задолженности (мес.)

4,9

3,9

3,6

3,2

*Примечание: данные за 6 месяцев

 

С этим вполне согласуется уменьшение среднего срока задолженности – 3,2 месяца. Уменьшение среднего срока задолженности наблюдается на протяжении всего четырехлетнего периода наблюдения за этим показателем. Эти два показателя можно рассматривать как «порог терпимости» к размерам и срокам задержек. Если отбросить крайние децили (10% самых низких, и 10% самых высоких значений), то средняя величина задолженности составит 23,7 млн руб., т.е. в большинстве случаев снизилась терпимость и к величине, и к срокам. Работники начинают протестовать из-за меньших сумм и после меньших задержек, чем раньше.
Другой столь же значимой причиной протестов стала «политика руководства», а именно набор управленческих действий, которые приводят к ухудшению положения работников. Доля этой причины составила 40% от общего числа протестов.

Примером может служить конфликт на Демиховском заводе (Московская обл.), которые возмутились намерениями руководства предприятия реорганизовать структуру производства и персонала и нежеланием обсуждать эти намерения с коллективом
«Рабочие Демиховского машиностроительного завода намерены выйти на митинг против сокращений на предприятии, вывода подразделений завода в аутсорсинг и за сохранение профильного производства. 8 июня председатель профкома предприятия Юрий Лобашов подал уведомление о митинге до 1000 человек... Примечательно, что администрация завода выступила резко против проведения митинга и даже попыталась повлиять на решение профкома». http://www.solidarnost.org/news/Sotrudniki_Demihovskogo_mashinostroitel_nogo_zavoda_provedut_miting_protesta.html
В итоге, профком отказался от проведения митинга, так как администрация, убедившись в решительности намерений работников, вступила в переговоры с коллективом и профсоюзом.

В предыдущие годы эта причина тоже была среди наиболее значимых: в 2012 г. – 36%, в 2013 г. – 42%. Но в 2014 г. доля снизилась до 28%. Такая динамика объяснялась тем, что протесты против политики руководства рассматривались как проактивные действия профсоюзов и коллективов, направленные на предотвращение действий администрации, иными словами, это работа на «упреждение» проблем. Другой вариант это «реактивные» действия, т.е. протесты, возникающие после того как неблагоприятная ситуация сложилась и работники требуют ее исправления. Наиболее яркий пример «реактивных» протестов - это протесты против невыплат заработной платы. Между реактивными и проактивными протестами наблюдалась некоторая взаимосвязь. Нарастание проактивных протестов (против политики руководства, против нежелания вести диалог, изменения систем оплаты труда и др.) сопровождалось снижением доли реактивных протестов, в частности, уменьшением протестов из-за невыплат зарплаты. Ситуация резко изменилась в 2014 г. – резко снизились проактивные протесты и увеличилась доля реактивных протестов. Но в первом полугодии 2015 г. выросла доля и тех и других протестов. Это говорит об усложнении ситуации и нарастании неоднозначных тенденций, что не удивительно для кризисной ситуации.

Две причины остаются на неизменном уровне – немногим более 20% -  это протесты, из-за увольнений и из-за низкой зарплаты. Последние три года их доля практически не меняется и кризис последнего года не повлиял на них. Обе этих причины относятся к проактивным, т. е. в этих случаях работники протестуют до того, как события состоялись.

Екатеринбург (Свердловская обл.) 29.06.2015. В Екатеринбурге преподаватели устроили несанкционированный митинг против массовых сокращений. В акции приняли участие около 300 учителей. Они требуют как минимум на год отложить планы по реорганизации, чтобы уволенные преподаватели успели найти новую работу, сообщает Радио "Свобода".
Руководство Уральского федерального университета планирует к сентябрю 2015 года сократить почти 800 преподавателей и увеличить учебную нагрузку оставшимся с 900 до 1500 тысяч часов в год. По мнению сотрудников вуза, это приведет к падению уровня образования в одном из крупнейших учебных заведений страны.

Братск (Иркутская обл.) 19.06.2015. Профсоюз братского автотранспортного предприятия, находящегося в предкризисном состоянии, требует предоставить права выбирать директора организации, ввести практику социального партнерства и увеличить заработную плату водителей и кондукторов до 40-60 тысяч рублей в месяц. Об этом стало известно 11 июня во время профсоюзного собрания. Если требования не будут удовлетворены, заявляют лидеры профсоюзной организации АТП, они готовы к началу объявления забастовки. http://www.solidarnost.org/news/news/Transportniki_Bratska_namereny_vyyti_na_zabastovku_.html

Другие причины, такие как «изменение условий труда», «изменения режима труда» тоже остаются на прежнем, очень невысоком уровне. Можно повторить вывод прошлых лет – Эти причины сами по себе не становятся самостоятельными источниками протестов, как правило, они идут как сопутствующие. При изучении причин трудовых протестов нужно рассматривать еще один значимый аспект – это комплексность протестов. Далеко не все акции вызваны какой-то одной причиной, довольно часто протестующие выдвигают целый набор требований. Например, профсоюз завода «Форд» во Всеволожске, выдвинул не только требования по увеличению зарплаты и компенсаций при увольнении, но и вступления администрации в переговоры и изменения отношения работодателя к работникам в условиях кризиса.

Всеволожск (Ленинградская обл.). 13.03.2015. На заводе Ford Sollers во Всеволожске 16 марта с 8.30 запланирована бессрочная забастовка, сообщил представитель первичной профсоюзной организации (ППО) «Форд» Артем Яшенков. Будет остановлено все производство до тех пор, пока руководство не пойдет на переговоры, сказал он. Рабочие требуют увеличения компенсаций в случае сокращения, роста зарплат, оплаты простоя производства.
http://www.rborba.ru/46330099CBBB8/55068CE30DB3E.html

Наличие нескольких требований в ходе одной акции может свидетельствовать о разном. С одной стороны, это показывает, насколько «запущена» ситуация на предприятии или в организации, сколько в ней накопилось проблем. А с другой стороны, наличие набора причин говорит о тактической грамотности профсоюза, который готов сразу действовать по нескольким направлениям, умении «прощупывать» позицию работодателя, улавливать, в каких вопросах возможен компромисс и соглашение, а в каких нет.

Данные, приведенные в табл. 4, дают представление о количестве причин, выдвигаемых в рамках одной протестной акции. Доля «простых» протестов, в которых есть только одно требование, составляет 51%. Как правило, это протесты, связанные с задержкой зарплаты, когда актуализируется только одна, наиболее значимая проблема.

Таблица 4

Данные о количестве причин трудовых протестов 2008-2014 гг.

 

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

Доля протестов, где выдвигается только одна причина (%)

83

63

63

52

46

38

48

51

Среднее количество причин, приходящихся на один протест

1,21

1,49

1,53

1,66

1,71

1,84

1,64

1,67

Причем доля таких акций последние годы постоянно растет, хотя несколько лет назад она уменьшалась. И это тоже было связано с невыплатами зарплаты. Неплатежей, как причин становилось меньше, и работники начинали обращать внимание на другие аспекты трудовых отношений. Но, в 2015 г., похоже, ситуация повернулась вспять и опять доля «простых» протестов с единственным требованием стала нарастать. Показатель количества требований, приходящихся на одну протестную акцию, подтверждает этот вывод. До 2013 г. этот показатель уверенно рос, но в прошлом году он упал и пока не растет, хотя к концу года его динамика может измениться.

В целом причины протестов продолжают меняться. Очевидным стал возврат к «суперпричине» - невыплатам заработной платы. Но другая причина из разряда главных - «политика руководства», тоже не сдает свои позиции. В 2015 г. виден одновременный рост проактивных и реактивных причин, хотя до этого рост одних сопровождался снижением других. Дальнейшие наблюдения покажут, сохранятся ли обе главные причины в качестве таковых, или все-таки, какая-то станет более распространенной. И тогда можно будет судить о том, какого рода противоречия накапливаются и генерируют протесты.

ФОРМЫ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Действующее российское законодательство о трудовых спорах предполагает весьма сложную и длительную процедуру организации забастовок. Как показывает практика предыдущих лет в подавляющем большинстве случаев российские работники не прибегают к законным формам организации протеста. Они нашли возможность обходиться без процедуры, предписанной законом. В основном используются три формы, выбор которых связан с конкретной ситуацией на предприятии и организационного потенциала протестующих работников:

выдвижение требований в ходе собрания, конференции или схода;

митинг;

и полная или частичная остановка работы.

Данные о частоте использования различных форм протеста приведены на рис. 8.

Рисунок 8. Формы трудовых протестов 2011-2015* гг (% от общего количества протестов**)

Pic 8 polgoda 2015
Примечания: * Данные за шесть месяцев 2015 г
** так как в рамках одной протестной акции могло использоваться несколько форм, то сумма всех причин превышает 100%

Существенных изменений в том, какие формы используются для выражения протестов в первом полугодии не произошло. Как и раньше самой распространенной формой является выдвижение требований – 48%. Это минимальная форма протеста, свидетельствующая о публичном несогласии работников с ситуацией. Использование этой формы протеста может свидетельствовать о ситуации двух типов. Первая, когда работники плохо организованы и способны только на то, чтобы высказать свое недовольство, за которым ничего больше не последует.

Калуга (Калужская обл.), 07.04.2015
Рабочие калужского завода «Бентелер Аутомотив» не исключают проведение новой забастовки в ответ на введение администрацией предприятия нового положения о квалификации персонала.
16.04.2015
Рабочие завода Benteler в Калуге отказались от идеи забастовки из-за того, что администрация предприятия намерена ввести положение о квалификации персонала, сообщил РИА Новости профсоюзный организатор межрегионального профсоюза "Рабочая ассоциация" (МПРА) в Калуге Дмитрий Кожнев.
"Сейчас там пока ни к какому конкретному итогу не пришли, часть (профсоюзных) активистов... им предложили достаточно высокие деньги, чтобы уволиться, они на эти условия согласились... На данном этапе забастовки не будет", — сказал Кожнев.
http://www.rborba.ru/46330099CBBB8/552F6B8CCAD50.html

Но минимальная форма протеста не всегда свидетельствует о низком уровне организованности работников. Иногда высказанных требований оказывается достаточно, для того, чтобы проблема начала решаться. В этом случае уместно говорить о конструктивных действиях обеих сторон. Работники и профсоюзы не настаивают на протесте любой ценой, а администрация, столкнувшись с решимостью работников отстаивать свои интересы, отказывается от жесткой позиции и корректирует свои планы.

Тверь, (Тверская обл.), февраль 2015
Согласованный митинг работников Тверьвагонзавода, которые протестуют против сокращений на предприятии, состоит 20 февраля в Твери. Организатором акции стал профком завода, подавший заявку на митинг численностью 3 тыс. человек в администрацию города. Участвовать в митинге приглашены представители КПРФ и «Единой России».
По данным РБК, руководство ТВЗ, обеспокоенное ростом социальной напряженности, более суток уговаривало рабочих не выходить на митинг, однако переговоры с профсоюзным активом прошли безуспешно - от своих планов они не отказались.
Профсоюзная организация Тверского вагоностроительного завода отказалась от проведения митинга против массовых увольнений на предприятии. Как сообщается на официальном сайте администрации Твери, уведомление о митинге, который планировалось провести 20 февраля, отозвано.
В результате переговоров профсоюзный комитет и руководство предприятия согласовали следующий вариант: завод уволит 800 человек вместо 1967, как планировалось ранее, а оплата простоя сотрудников составит 2/3 от среднего заработка, а не 2/3 от тарифа.
По материалам газеты «Коммерсант», интернет-порталов РБК, Newsru.com.

Вторая по распространенности форма протеста – это митинги, которые проводятся на самом предприятии (5%) или за его пределами (29%). Всего на долю митингов приходится треть всех протестов, т. е. в каждом третьем протесте, наряду с другими формами используются митинги, пикеты и другие демонстративные формы. Арсенал таких форм достаточно широк. Это могут быть и массовые митинги, в которых участвуют до нескольких сотен и даже тысяч человек, и одиночные пикеты перед офисами компаний или зданиями местных властей.

Челябинск (Челябинская обл.) 09.06.2015
9 июня 2015 года состоялся пикет рабочих Челябинского тракторного завода. На нём присутствовало около 500 человек. Главным требованием пикетчиков была выплата заработной платы.
http://www.solidarnost.org/news/Uraltrakovtsy_provedut_piket_v_napominanie_o_problemah_predpriyatiya.html

Санкт-Петербург (10.06.2015)
Сегодня, 10 июня у Законодательного собрания Санкт-Петербурга прошли одиночные пикеты сотрудников отделения Станции Скорой помощи П-ки №4 Василеостровского района. Врачи протестовали против резкого сокращения количества выездных бригад, что приводит к многочасовым задержкам прибытия бригады на вызов. Также врачи считают неприемлемым проводимое районными властями расформирование специализированных бригад.
http://www.ikd.ru/node/19473

Наконец, третья по распространенности форма протеста - это полная или частичная остановка работы. К ней же относится и «замедление темпа работы», которая рассматривается как особый случай стоп-акции. В первом полугодии 2015 г. 26% всех протестов были связаны с полной или частичной остановкой работы, в 16% случаев останавливалась деятельность отдельных подразделений, а в ходе каждого десятого протеста работники останавливали предприятия полностью. В трех случаях фиксировалось замедление работы или так называемая «итальянская забастовка», т. е. работа по правилам.

Москва, 16.03.2015
...медики ряда поликлиник г.Москвы, вступившие в Межрегиональный профсоюз работников здравоохранения «Действие», приняли решение перейти к работе в строгом соответствии с нормами и правилам, предусмотренными Трудовым кодексом РФ и нормативными документами отрасли здравоохранения. В практике социальной борьбы такой метод воздействия нередко называется «работой по инструкции» или «итальянской забастовкой».
25.03.2015
В шести поликлиниках Москвы второй день продолжается акция «работа по инструкции» («итальянская забастовка»). Участники акции выступают против сокращения штатов в амбулаторном звене, системы неоплачиваемых переработок и неэффективной организации труда, не позволяющей оказывать помощь пациентам должным образом.
Акцию поддержали 20 врачей, медсестер и акушерок - в основном членов независимого профсоюза медработников «Действие». Еще 22 человека намерены присоединиться к акции через неделю.
http://www.unionstoday.ru/news/ktr/2015/03/25/20373

По-прежнему ничтожно малым остается количество протестов, организованных в соответствии с законом. Не зафиксировано ни одного случая коллективного трудового спора, приведшего к забастовке и всего два коллективных спора, в которых до забастовки дело не дошло. Небольшое увеличение наблюдается при использовании такой формы, как остановка работы при более чем двухнедельной задержки зарплаты – с 2% в 2014 г. до 6% в первом полугодии 2015 г. Но в любом случае это очень мало.

На прежнем уровне сохранилась доля радикальных акций, таких как голодовка (4%), блокирование предприятия или дорог (4%). Это тревожный факт, несмотря на казалось бы малое число, потому что таких акций не должно быть вообще. Но они случаются и это не приводит к возникновению ответственности за подобные действия. Но это связано не с попустительством властей, а скорее с тем, что это ответные действия на грубейшие нарушения трудового законодательства со стороны работодателей, которые довели людей до отчаяния.

Единственное изменение, которое стоит отметить, это увеличение протестов в форме митинга солидарности. Большинство таких акций организовали профсоюзы пилотов, авиадиспетчеров и докеров, которые борются за свободу своих арестованных лидеров. Хотя митинги солидарности проводились и бюджетниками. Пока трудно сказать, является ли такое увеличение солидарных акций ситуативным или это станет новой тенденцией в развитии трудовых протестов в России.

В целом ситуация остается прежней. Институциональная система регулирования трудовых конфликтов не меняется и остается, в общем-то, бесполезным инструментом. Используемые для реализации протестных настроений формы действий носят откровенно паллиативный характер. Они позволяют выразить протест, но они, в подавляющем большинстве случаев, не имеют никакого отношения к процедурам разрешения трудовых споров, предписанных в трудовом законодательстве.

УЧАСТНИКИ ТРУДОВЫХ ПРОТЕСТОВ

Главной проблемой при рассмотрении вопроса о составе участников трудовых протестов, было увеличение доли стихийных протестов в 2014 г., организованных работниками без участия профсоюзов или других организаций. Это рассматривалось как движение к деинституционализации протестного движения и как возможный перелом тенденции к нарастанию участия профсоюзов в организации протестных акций, которое наблюдалось в последние годы. Данные за первые шесть месяцев 2015 г. (см. рис. 9) показывают, что тенденция не переломилась – профсоюзы, как минимум, не уменьшили своей роли.

Рисунок 9. Участники трудовых протестов 2008-2015* гг (% от общего количества протестов**)

Pic 9 polgoda 2015
Примечания: * Данные за шесть месяцев 2015 г
** так как в одной протестной акции могли участвовать несколько субъектов, то сумма превышает 100%

Доля стихийных протестов в первом полугодии практически не изменилась по сравнению с 2014 г. А вот доля протестов с участием первичных и вышестоящих профсоюзных организаций, безусловно, повысилась. Доля акций, в которых задействованы первичные организации, выросла до 48% (с 42 в 2014 г.), а вышестоящих профсоюзов до 31% (24 в 2014 г.). Профсоюзы, особенно вышестоящие, стали активнее включаться в протесты. Это вполне объяснимо, так как в кризисных условиях, при наличии многочисленных и грубых нарушениях прав работников со стороны работодателей, профсоюзам невозможно оставаться в стороне без риска потери авторитета. Обычно вышестоящие профсоюзы оказывают своим низовым организациям методическую и правовую помощь, так как многие протесты, по-прежнему возникают спонтанно и к ним подключаются для того, чтобы провести переговоры и нормализовать ситуацию. Но в рассматриваемый период были зафиксированы не только акции, организованные первичками с помощью вышестоящих организаций, но и самостоятельные акции, которые проводились региональными профсоюзами, например, акция, проведенная Федерацией профсоюзов Камчатки.

Камчатский край, май 2015 г
Более 15 тысяч подписей удалось собрать активистам Федерации профсоюзов Камчатки против инициатив правительства РФ, касающихся увеличения пенсионного возраста и отмены права работающих пенсионеров на уже получаемые пенсии. Основная масса подписей была собрана председателями первичных профорганизаций в трудовых коллективах. Кроме того, представители ФПК 14 мая вышли на улицы Петропавловска-Камчатского под лозунгом «Не дай украсть свою трудовую пенсию!» и собрали подписи у жителей города.
http://www.solidarnost.org/news/Profsoyuzy_Kamchatki_dovol_ny_itogami_aktsii__Ne_day_ukrast__pensiyu____.html,

При этом нельзя не обращать внимания на то, что доля стихийных трудовых протестов не уменьшается. В 2014 г. рост таких акций объяснялся тем, что протестовать стали работники неюнионизированных отраслей, которые раньше либо смирялись со своим положением, либо «протестовали ногами», т. е. уходили с мест где им было некомфортно. В 2014 г. ситуация сохранилась, стихийные протесты по-прежнему происходят в отраслях, где нет профсоюзов – городской транспорт (водители маршрутных такси), строители, работники ЖКХ и др.

В целом, анализируя тексты статей о трудовых протестах, можно выделить три типа акций, различающихся по степени включения в них профсоюзов. Первый тип – это стихийные акции, которые организуют сами работники на тех предприятиях и в организациях, где профсоюза нет, или он занимает крайне беспомощную позицию. Главные действующие лица в таких акциях сами работники, их работодатели или власти, которые, так или иначе, вовлечены в протест.

Облученский район(Еврейская автономная область), апрель 2015 г.
53 сотрудника управляющей компании "Таэр" в Еврейской автономной области несколько дней приходили на работу бастовать. Основная причина - задолженность по заработной плате. Глава Бирского городского поселения И.Виноградова сообщила, что все денежные средства, которые находятся в кассе, будут распределены между работниками, у которых имеется задолженность. 600 тысяч рублей разделили между бастующими. Каждый получил по 12 тысяч. Оставшиеся деньги сотрудникам выплатят по решению суда. Поселок Бира в ЕАО рисковал остаться без отопления и коммунального обслуживания. Сотрудники управляющей компании, 53 человека, несколько дней приходили на работу бастовать. Пойти на крайние меры их заставила в буквальном смысле нужда. Рядовые работники управляющей компании "Таэр" уже больше двух месяцев не видят зарплату.
http://www.rborba.ru/46330099CBBB8/5541FC5900BF9.html

Второй тип протестов отличается тем, что профсоюзы там активны, но они подключатся на стадии возникновения протеста, т. е. возмущение возникает стихийно, но профсоюзы включаются и в не дают протесту выйти из-под контроля.

Симферополь (республика Крым), март 2015 г
Сотрудники Симферопольского ДРСУ-1 ГУП «Крымавтодор», которые обслуживают трассы из крымской столицы на Феодосию, Евпаторию и Ялту, уже 2,5 месяца не получают зарплату и обратились в прокуратуру с требованием защитить их права. Об этом сообщил председатель профсоюза Симферопольского ДРСУ-1 ГУП «Крымавтодор» Алексей Вокарь. ... «Уже 2,5 месяца мы не получаем зарплату – 20 января нам выплатили задолженность за декабрь, а за 2015 год мы не получили ни копейки. В прокуратуру мы письмо отнесли неделю назад – в пятницу прокуратура на предприятии выясняла обстоятельства», – сказал Вокарь, добавив, что результаты ему неизвестны. По его данным, задержка с выплатой зарплаты может быть связана с отсутствием соответствующей статьи расходов бюджета. ... Вокарь сказал, что сотрудники предприятия находятся на грани отчаяния. «Мы все это время работали с опережением плана, не бастовали. Сейчас на дороге люди чистят снег и говорят, что готовы бросить грейдеры. Мне буквально сказали: «Я есть хочу, я не могу», – рассказал глава профсоюза. – Другие говорят, что им не за что выехать на работу. Те, у кого совершенно нет денег, вышли в отпуска, потому что нет смысла ездить на работу, если приходится постоянно занимать для того, чтобы добраться до этой работы». http://news.allcrimea.net/news/2015/3/17/sotrudnikam-krymavtodora-ne-platyat-uzhe-25-mesyatsa-33297/

Наконец, третий тип протестов организуется профсоюзами, которые выдвигают требования, формируют поддержку в коллективе, организуют своих членов для проведения различных действий и акций. Это своего рода «игра на опережение», когда профсоюз пытается предотвратить негативные решения и последствия для работников. Это те самые «проактивные акции», о которых речь шла выше.

Всеволожск (Ленинградская обл.), 16 марта 2015 г
На заводе Ford Sollers во Всеволожске 16 марта с 8.30 запланирована бессрочная забастовка, сообщил представитель первичной профсоюзной организации (ППО) «Форд» Артем Яшенков. Будет остановлено все производство до тех пор, пока руководство не пойдет на переговоры, сказал он. Количество участников забастовки Яшенков не называет, но говорит, что на нее выйдет «большинство работников завода». В ППО числится, по оценке Яшенкова, 650 человек.
Профсоюз требует компенсации в размере от 4 до 18 зарплат в зависимости от стажа при сокращении, повышения заработной платы в 2015 г. на уровень инфляции, оплаты простоя производства в размере средней зарплаты, а не в две трети от нее, как это предусмотрено законодательством. http://www.rborba.ru/46330099CBBB8/55068CE30DB3E.html

На основе данных мониторинга трудно оценить соотношение разных типов протестов. Исходная информация не всегда позволяет понять, какую роль играет профсоюз в возникающем протесте. Желательным, конечно, следует считать третий тип, потому что в этом случае, как это ни парадоксально, речь идет о предотвращении стихийных протестов, которые сложнее урегулировать. Но пока их доля невелика и гораздо чаще профсоюзы не организуют протест, а включаются в него после того как он уже созрел без их участия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Количество трудовых протестов в первом полугодии 2015 г увеличилось скачкообразно. Рост составил примерно 50%. Это главная тенденция, зафиксированная в рамках мониторинга. Этот рост неслучаен – он наблюдался на протяжении всего полугодия.

Увеличилась территориальная распространенность протестов и протестная нагрузка на регионы, иными словами, протесты возникают чаще и в большем количестве регионов.

Существенных структурных изменений зафиксировано не было. Либо продолжалось развитие тенденций, сложившихся ранее, например, увеличение доли протестов из-за невыплат заработной платы, либо сохранялось сложившееся положение вещей: отраслевая структура, формы протеста, состав участников протестов.
Это говорит о том, что сложившиеся практики сохраняются, нарастают количественно, но качественные изменений пока либо не видны, либо они еще не проявились в достаточной мере. Количество протестов вряд ли снизится и в 2015 г. будет зарегистрирован очередной протестный максимум. Если исходить из практики предыдущих лет, на первое полугодие приходилось от 50 до 55% годового количества протестов. Правда, в 2014 г. в первом полугодии было только около 40%, т.е. количество протестов во втором полугодии превысило их количество в первом. Даже по самым осторожным оценкам в текущем году можно ожидать от 350 до 370 протестов. А главным фокусом наблюдений будет не количественная сторона протестного движения, а внутренние качественные изменения, иными словами, большее значение имеет не то, сколько протестных акций будет зарегистрировано, а изменится или нет структура протестов.

Трудовые протесты в их нынешнем виде это, в общем-то, паллиативная реакция работников на то, что они не могут действовать в рамках нормальной правовой процедуры. Они вынуждены искать обходные пути для выражения своего несогласия и возмущения. То, что им удается найти – это способы, позволяющие решить проблему в данное время и в данном месте. Это не институциональные решения, они не защищают от возникновения этой проблемы вновь и вновь.

Ярким примером такого несистемного решения может служить ситуация на предприятии «Бор» в Дальнегорске (Приморский край). На этом предприятии сотрудники регулярно останавливают работу из-за невыплат заработной платы в 2010, 2011, 2012 и в 2015 гг. И во всех случаях причина одна – невыплаты, одна и та же форма протеста – отказ от работы, один и тот же результат – вмешательство местных властей, частичное погашение долга, переговоры и растянутая на несколько месяцев окончательная ликвидация задолженности, вплоть до возникновения следующей. Системного решения здесь нет, во многом потому что работники лишены эффективных средств воздействия на своих работодателей, пользующихся безнаказанностью и воспроизводящих ситуацию с платежами из года в год.

Другим примером может служить ситуация с протестами из-за задержек зарплаты на космодроме «Восточный», которая широко обсуждалась в прессе и потребовала вмешательства представителей высшего политического руководства. Возникнув один раз, протесты повторялись неоднократно, несмотря на уверения на самом высоком государственном уровне, в том, что проблема решена.

Возможно, что признаком качественных изменений в протестном движении можно считать рост числа межрегиональных и межотраслевых акций. Это акции во многом проактивные, направленные на предотвращение возможных ухудшений положения работников, они организуются профсоюзами и требуют высокого уровня сплоченности и координации. Однако, пока этих акций немного. Накопление количественных изменений пока не перешло в качественные.

Составитель: Бизюков П.В., ведущий специалист социально-экономических программ ЦСТП

Методику и информационную базу исследования можно посмотреть здесь...

.

Постоянная страница мониторинга трудовых протестов ЦСТП на сайте


 При подготовке материала использовались средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от от 17.01.2014 № 11-рп и на основании конкурса, проведенного ООД "Гражданское достоинство".

Быстрый переход по тегам

А
Авторский договор Альтернативный расчет пенсии Апелляция Ассоциация Юристы за трудовые права Аутсорсинг Аутстаффинг
Б
Безопасность на работе Безработный Биржа труда Больничный Больничный по уходу за ребенком Бонусы и премии
В
Ветераны Взыскание морального вреда Восстановление на работе Все о пенсиях Выдача "больничных" Выплата пенсии правопреемникам
Г
Гарантии беременным женщинам Гендерное равенство Годовые отчеты Государственный инспектор по труду Гражданский договор
Д
Денежные выплаты при профзаболевании Деньги вместо отпуска Детский труд Дискриминация Дистанционный труд Дисциплинарные взыскания Должностные инструкции Доплата "за вредность" Дополнительный отпуск Дубликат трудовой книжки
Е
ЕСПЧ Европейский суд
З
Забастовки Задержка зарплаты Заемный труд Зарплата "в конверте" Зарплата в у.е. Застрахованные лица Защита трудовых прав
И
Издания Центра социально-трудовых прав Изменение должностных обязанностей Индексация пенсий Иностранный работник Иностранный работодатель Инспекция по труду Инструктаж по охране труда Интернет-консультация по трудовым правам Исковое заявление Испытательный срок
К
Как повысить заплату Кассационная жалоба Коллективные трудовые споры Коллективный договор Командировки Комитет по свободе объединения Компенсации Конвертация пенсионных прав Кондиционер на рабочем месте Консультация юриста по трудовым правам Кризисные увольнения
Л
Лица с семейными обязанностями
М
МОТ Материальная ответственность работника Международная организация труда Международное право Международные нормы Меня уволили Мероприятия Механизмы защиты от задержки зарплаты Мигранты Моральный вред
Н
Незаконное увольнение Неполное рабочее время Нестандартная занятость Несчастный случай на производстве Неустойчивая занятость
О
Образцы заявлений в суд Оплата "больничного" Оплата праздников и выходных Оплата сверхурочных Органайзинг Отпуск Отпуск за свой счет Отпуск по беременности и родам Отпуск по уходу за ребенком Охрана труда
П
Пенсии Пенсионный капитал Пенсия по старости Перевод Переработка Перерасчет зарплаты Перерасчет пенсии Подсчет трудового стажа Подтверждение трудового стажа Пособие на детей Пособие по безработице Пособия Пособия матерям Права женщин Права застрахованного лица Права профсоюза Права человека Правила отдыха Праздники Профсоюзы
Р
Работа в ночное время Работа в праздники и выходные Работа в районах Крайнего Севера Рабочий день Разрешение трудовых споров в суде Расчет выплат по "больничному" Расчет пенсии Регистрация профсоюза Рейтинговая оценка трудовых отношений
С
Свобода объединения Сексуальные домогательства Семья и работа Серая зарплата Слежка за сотрудниками Служба занятости Совместительство Совмещение работы и учебы Сокращение штата Социальная пенсия Социальное обеспечение Социальное страхование Страховой случай Страховые выплаты Судебный прецедент Суд первой инстанции
Т
Творческий стаж Трудовая книжка Трудовое право Трудовой договор Трудовой кодекс Трудовой отпуск Трудовой спор Трудовой стаж Трудовые гарантии Трудовые конфликты Трудовые мигранты Трудовые права беременных Трудовые протесты Трудовые споры Трудоустройство
У
Увольнение Увольнение по собственному желанию Увольнение по соглашению сторон Увольнение по статье Удержания из заработной платы Устав профсоюза Учет рабочего времени
Х
Хамство на работе Харассмент
Ц
Центр социальнотрудовых прав
Ч
Черная зарплата
Ш
Штрафы на работе
Э
Экономическая экспертиза
п
права беременных